Рынок

Наталья Дробященко: НПФ и УК следует извлечь уроки из кризиса

Свое экспертное мнение высказывает заместитель генерального директора УК «ЮграФинанс» Наталья Дробященко: В связи с обвалом российского фондового рынка для многих управляющих компаний на повестку дня встал вопрос соблюдения принципа сохранности и возвратности средств негосударственных пенсионных фондов (НПФ), находящихся под управлением. Каковы возможные выходы из сложившейся ситуации, в чем заключаются основные трудности для управляющих компаний?

Свое экспертное мнение высказывает заместитель генерального директора УК «ЮграФинанс» Наталья Дробященко.

В связи с обвалом российского фондового рынка для многих управляющих компаний на повестку дня встал вопрос соблюдения принципа сохранности и возвратности средств негосударственных пенсионных фондов (НПФ), находящихся под управлением. Каковы возможные выходы из сложившейся ситуации, в чем заключаются основные трудности для управляющих компаний?

Принцип сохранности – это декларативное обязательство управляющей компании, которое не могло быть исполнено при любых обстоятельствах, что и получилось. Специалисты фондового рынка, пережившие кризис 1998 года, знали, что когда-нибудь произойдет нечто подобное. Подобное случилось в сентябре-октябре текущего года, из-за чего некоторые управляющие компании не смогут исполнить данные пенсионным фондам гарантии. Встает вопрос, почему в портфелях «с гарантиями» были акции и рискованные облигации, когда это противоречит здравому смыслу.

Законодательство по негосударственному пенсионному обеспечению и обязательному пенсионному страхованию должно быть таким, чтобы не подвергать НПФ и УК повышенному риску, если доходность оказалась отрицательной. В развитых странах, где действуют схожие с российской принципы функционирования пенсионной системы, окончание года с убытками представляет не крах, а небольшую неприятность. Почему же в России иначе? На это есть несколько причин.

Негосударственные пенсионные фонды ежегодно распределяет по счетам весь получаемый доход, при этом у них имеются обязательства по минимальному доходу. Таким образом условия по расчету обязательств у НПФ самые невыгодные по сравнению с банками, страховыми и инвестиционными компаниями. Обезопасить НПФ и их клиентов возможно, если разделить (реально, а не как сейчас – декларативно) пенсионные схемы фондов на те, по которым начисляется реальная доходность (так называемые схемы «фиксированных взносов») и на те, по которым НПФ несут обязательства по выплате установленных договором пенсий или гарантированной доходности (это схемы «фиксированных выплат»).

Такое обособление позволит сильно снизить риски НПФ и его участников, потому что фонды по первому типу схем не будут иметь фиксированных обязательств по доходности, и инвестиционный риск понесет сам участник. За это он получит в «хорошие» годы повышенный доход. В результате по схемам «фиксированных взносов» обязательства НПФ будут формироваться как обязательства инвестиционных фондов. По схемам второго типа обязательства НПФ станут сродни обязательствам страховых компаний. Поэтому фонд должен иметь возможность самостоятельно определять ставку доходности, по которой он рассчитывает пенсии, и самостоятельно определять, как формировать резервы под фиксированные выплаты. В этом случае будет разумно придерживаться консервативной инвестиционной политики, чтобы получить среднюю доходность за среднее время жизни пенсионного договора на уровне актуарной норме доходности (5-7% годовых).

Среди минусов сложившейся системы следует назвать вознаграждение НПФ как процент от дохода. Если дохода нет - нет и вознаграждения. То есть может получиться, что НПФ оказывает услуги своим клиентам в течение года, а вознаграждение не получает. Так законодательство подталкивает НПФ проявлять фантазию в организации финансирования своей деятельности.

Другой недостаток в имеющемся законодательстве - НПФ «обязан» формировать страховой резерв. На чем основана именно категория обязательства? Если НПФ работает только по схемам «фиксированных взносов», такой резерв НПФ не нужен. При этом в случае падения рынка наличие страхового резерва НПФ не спасает его от актуарного дефицита, потому что законодательство трактует страховой резерв как обязательства фонда, а не его актив.

Кроме вышеперечисленного, на мой взгляд, не может быть позволительно управляющим компаниям брать на себя гарантии. Выдаваемые гарантии превратились в средство привлечения клиентов. Размер капитала управляющей компании не играет по сути роли – просто для управляющей компании, как и для НПФ, нет разумного смысла брать на себя рыночный риск, начисляя НПФ весь полученный доход, за минусом, как правило, скромного вознаграждения.

Присмотримся к актуальнейшему в настоящее время вопросу актуарного дефицита. Сейчас предлагается вернуться к старому правилу учета активов НПФ, а именно отменить переоценку активов по рыночной оценке. На самом деле изменение правил переоценки активов НПФ никак не должно повлиять на расчет актуарного дефицита и профицита. Расчеты актуария не следует привязывать к бухгалтерской переоценке. Кроме того, наличие самого актуарного дефицита у НПФ не так уж и страшно. В целом же пенсионным фондам нужно располагать множеством способов справиться с дефицитом: дополнительные взносы вкладчиков, изменение условий пенсионных договоров, изменение инвестиционного портфеля и т.д. Федеральная комиссия может более тщательно следить за фондами с актуарным дефицитом, выдавать разумные рекомендации, но не отзывать лицензию. Предполагаю, что изменение правил переоценки активов может только ввести в заблуждение вкладчиков НПФ и сами НПФ.

На мой взгляд, 2008 года показал, что назрела необходимость глобально пересмотреть законодательство по негосударственному пенсионному обеспечению в части актуарных расчетов, учета и инвестирования. Затыкание дыр в виде отмены переоценки – это вредная со всех сторон мера для пенсионных фондов, которая будет выгодна некоторым управляющим компаниям для прикрытия их непрофессионализма.

comments powered by Disqus